КАРТА BALATSKY.RU ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА НОВОСИБИРСКИЙ КРАЙ


НОВОСИБИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КРАЕВЕДЧЕСКИЙ МУЗЕЙ

Здание НГКМ на Красном проспекте, 23



ПТИЧИЙ ИНТЕРЕС

Знаток пернатых и автор книги «Гнёзда птиц юга Западно-Сибирской равнины», старший научный сотрудник отдела природы Новосибирского краеведческого музея Николай БАЛАЦКИЙ с детства наблюдает за птицами. Мы расспросили его о том, какие птицы живут в нашем городе и должны ли люди их подкармливать.

ХЛЕБОМ НЕ КОРМИ
В середине января всей редакцией наблюдали картину: на раскидистые рябины с гроздьями ещё не тронутых ягод прилетели красавцы-снегири, дня три пировали небольшой компанией, но нагрянула стая свиристелей — ярких, с хохолками, вдвое крупнее снегирей — и за день «общипала» рябины так, что остались лишь красные россыпи на снегу, под кустами. А на следующий день уже на голых деревьях мы увидели жёлто-пятнистых дроздов-рябинников, эти на пир явно опоздали и сидели обиженно надутые.

Николай Николаевич, в городе не так много видов птиц или мы просто не все знаем?
— На самом деле - немало, в лесопарках Новосибирска и Академгородка можно увидеть более 80 видов птиц. Одни из них успешно гнездятся у нас и выводят своё потомство, другие прилетают на короткое время. С наступлении осени многие из наших птиц улетают на юг. Это, прежде всего, стрижи, мухоловки, ласточки, которые питаются исключительно живыми насекомыми. С севера к нам прилетают и зимуют здесь полярная сова, пуночка, щур, лапландский подорожник.

Нас с детства учили подкармливать птиц, а вы, я знаю, думаете иначе?
Кормить или не кормить — вопрос не простой. Конечно, если это раненая перелётная птица, оказавшаяся в тисках природы — погодных, то на какое-то время её следует подкормить, чтобы она затем могла продолжить свой путь. Или наоборот: прилетевшие весной птицы, они ведь тоже могут быть застигнуты врасплох запоздалыми холодами. Не стоит кормить птиц в тёплое время года. Тем самым можно принести скорее вред: у птиц притупляются естественные инстинкты по поиску еды, и они становятся практически ручными, а значит, доступными для хищников, тех же кошек. Ну а зимой, в морозные дни, можно подкормить наших исконных иждивенцев — воробьёв, голубей и синиц.

В кормушки насыпают крупу, хлебные крошки, семечки. А что вы посоветуете?
— В зависимости от того, кому предназначается корм. Птицы разные не только по окраске и другим внешним факторам, но и по природе питания. К примеру, у зерноядной птицы — дубоноса, воробья, чечевицы или овсянки — клюв короткий и толстый с режущими краями для добывания ядрышек из внешней кожуры семян. Мелкими членистоногими, спрятанными под корой или в других укромных местах, питаются синички, московки, гаички буроголовые и дятлы. Мы же предлагаем им на кормушках белый хлеб. Если голуби и воробьи — домовый и полевой, а также другие птицы, тесно связанные с человеком, могут усваивать такой корм, то у других птиц пищеварительная система может и не справиться, в лучшем случае это грозит расстройством, в худшем — гибелью птицы.

СВИРИСТЕЛИ ОПЬЯНЕЛИ
В начале этого года Новосибирск облетела новость: свиристели, наевшись рябины, стали вести себя неадекватно — теряли ориентацию, бились в окна, врезались в машины и падали на землю. Птиц собирали, приносили в тёплое помещение, где они, отогревшись, «приходили в себя».

Нашлись специалисты, которые объясняли это явление аномально тёплой осенью, когда плоды на деревьях, не успев замёрзнуть быстро, забродили. А вы что думаете?
— Птицы - как люди. Мы действительно во многом похожи. Нам также, как птицам, хочется летать, мы «вьём гнёзда» и выращиваем своих «птенцов». Опьянение, которое знакомо людям, и в животном мире не редкость. По случаю, который вы приводите, существует также мнение, что наевшись замёрзших ягод, птицы впадают в сонное состояние, а в тёплом помещении отогреваются и снова летают. Ну а если серьёзно, свиристели не питаются ягодами, их интересуют семена, которые они добывают из плодов ранетки и рябины. Возможно, ягода настолько промёрзла, что птицам ничего не остаётся делать, как заглатывать её целиком.

— Какие ещё гастрономические пристрастия характерны для наших птиц?
— Скажем, клёст выводит птенцов в феврале, и не потому, что ему так хочется, а его природа так устроена, в это время в сосновых шишках есть семена, наступит тепло — шишки раскроются и семена выпадут. Если клёст запоздает с гнездованием, кормить птенцов будет нечем. В природе всё взаимосвязано. Хорошо приспособлена к зимним условиям и кедровка, она делает свои запасы - кедровые орешки - с осени, и не все свои кладовые использует, оставшиеся семена прорастают, так кедровки «рассадили» кедр на огромной территории — от Урала до Тихого океана.

САЛО С ОРЕШКАМИ
Николай Балацкий - автор более сотен статей и уже упомянутого справочника о гнёздах птиц юга Западно-Сибирской равнины. Сейчас он работает над новой книгой, в которой он рассказывает о гнездовании пернатых на огромной территории от Урала до Тихого океана и Аляски, от северных широт до южных, включая Монголию, северный Китай, Центральную Азию. Кроме того, у Николая Николаевича свой образовательный ресурс в Интернете (http://www.balatsky.ru) с фотографиями и рассказами о птицах Новосибирска и его окрестностей, биологическими путешествиями и энтомологической подборкой.

— Как вы относитесь к бёрдвотчингу — молодому нынче увлечению — наблюдению за птицами?
— Нет ничего плохого в том, что люди наблюдают за птицами, делают какие-то записи, фотографируют, соревнуются в этом, тут главное не навредить. Любители вносят свой немалый вклад в изучение птиц. Я и сам себя к любителям отношу, основная моя работа — краеведение, чем я занимаюсь в музее с 1972 года.

— Случались в вашей практике неожиданные встречи?
— Раньше не приходилось видеть у нас зимой дроздов-рябинников, а теперь - не редкость. В последние годы остаются зимовать и грачи, и чёрные коршуны, чему в немалой степени способствует человек — посмотрите, сколько свалок вокруг! Остаются и водоплавающие, уток с осени начинают прикармливать, они видят достаточно пищи и остаются на зиму. У меня родители живут в районе улицы Учительской, рядом протекает Ельцовка-1, поселились утки, плавают, покрякивают. Скорее всего, они и гнездятся недалеко, и скоро потеряют свойство миграции. Подкармливают их люди тем же белым хлебом, хотя в природе их основная пища - мелкие беспозвоночные животные, для этого у уток есть специальный цедильный аппарат, и относятся они к пластинчатоклювым. Зимой найти им корм трудно, правильнее подкармливать комбикормом, как это делают в зоопарке. Теперь представьте, что случится мороз, некоторые птицы, ночующие на воде, буквально вмерзают в лёд. А ещё птицы часто становятся жертвами жестокого отношения: из воздушек по тем же уткам стреляют, голубей пинают и преследуют.

— Одним словом, мы в ответе за тех, кого приручаем. И всё-таки как помочь птицам зимой, в бескормилицу?
— Не обязательно делать деревянные дворцы или витиеватые теремки, в большинстве своём они не востребованы птицами. Зимой можно сделать простую кормушку — кусок масла или жира размягчить, добавить орехи, зёрнышки, семечки, слегка разбухшую в воде крупу, сформировать всё в колобок, поместить в сеточку и повесить в доступном для птиц месте. На морозе ваш колобок застынет, и птицы будут прилетать к нему, выбирая себе по вкусу. Можно подвесить также кусочек несолёного сала, обрезки мяса, всё это птицы наверняка съедят. И самое главное — если вы решили подкармливать птиц зимой, делайте это обдуманно. Природа — хрупкий мир, который можно нарушить, даже из самых добрых побуждений.

Марина ШАБАНОВА
«Ведомости», № 9, 21 февраля 2014 г.



КУКУШКА В ИЮНЕ — К ДОЛГОЙ ЖИЗНИ

И пусть тротуары пока ещё больше похожи на ледяные катки, а газоны укрыты сугробами, в воздухе чувствуется согревающее дыхание весны. Известие, что она уже стоит на пороге, мы слышим в оживлённом чириканье городских птах. Но, наслаждаясь мелодией пернатого оркестра, нам невдомёк: чтобы создать весеннее настроение, каждому певцу приходится петь громче. За себя и за тех крылатых солистов, которые вот уже который год облетают стороной Новосибирск. Николай Балацкий не мог не заметить дефицит голосов в вешнем хоре: эколог, орнитолог, старший научный сотрудник отдела природы НСО Новосибирского государственного краеведческого музея посвятил им всю жизнь и знает о них всё, что только можно.

Кто на крыльях приносит весну

Чтобы узнать, когда морозы отступят перед оттепелью, он прислушивается не к метеорологическим сводкам, а к природе: засуетились синицы в февральскую стужу, принялся клёст-еловик строить гнездо, значит, весна рядом. Они её чувствуют, и у нас ещё есть время, чтобы подготовиться встретить её гонцов, смастерить и развешать скворечники. Ведь именно скворцы приносят на своих крыльях весну.
— Эти птицы раньше были индикаторами наступления самой настоящей весны, — вздыхает Николай Николаевич. — Помню, самый ранний прилёт первых скворцов я фиксировал 22 марта. В массе они наведывались к нам в город в самом начале апреля.
Как раз сейчас они уже должны занимать свои скворечники, но уже много лет в их домиках селятся другие «квартиранты». Но что-то неправильное в том, что весна теперь входит в город без былой торжественности, которую придавал ей шумный и нестройный гам скворечьего хора. Причина отсутствия в Новосибирске скворцов банальна и печальна: их мало, потому что их истребляют. Сотни тысяч их прилетает в Западную Европу, но из-за того, что они наведываются на виноградники и неуважительно относятся к скульптурам, их уничтожают. До нас их долетает очень мало, и если повезёт, ещё можно увидеть скворца в лесу. Но в городе они уже лет десять стараются не появляться.
Может быть, скульптуры и виноградники удалось спасти такими крайними мерами, вот только природа оценит это по-своему. Бесследно вмешательство в её дела пройти не может, а значит, и мы почувствуем последствия. Мы уже чувствуем, что весна стала не такой радостной. Ещё обиднее оттого, что, «отвадив» от города скворцов, мы лишились не только их пения.
Удивительное дело: идёшь по улице и вдруг слышишь, как поёт какая-нибудь пичужка, которая обитает где-нибудь в Африке. Или слышишь, как с дерева доносится лягушачье кваканье или собачий лай. А это, оказывается, скворец-пересмешник рассказывает, где он побывал, что видел и слышал, пока был на зимовке.
«Бойкот» скворцов — не только эстетическое наказание. Страдает и природа. Всё взаимосвязано, и если беднеет фауна, значит, обеднеет и флора. Эти «разговорчивые» птицы питаются вредителями картофеля проволочником, жуком-щелкуном, майским хрущом, который портит корни ягод. Теперь крылатые враги всё реже мешают этим насекомым наслаждаться своими любимыми лакомствами.

У природы нет плохих законов

Сейчас в нашу область прилетают и живут примерно 350 различных видов птиц. Около 80 приживаются в городе. Раньше было больше, и со временем эти цифры будут только уменьшаться, к сожалению.
— В жизни всегда наступает период угасания, осенняя пора, — с грустью замечает учёный. — Ничего с этим не поделаешь.
Всё реже наведываются к нам не только скворцы, но и другие пернатые гости: щуры, полярные совы, не вьёт гнездо дубровник, не поёт весенние серенады овсянка. Николай Балацкий объясняет, что они исчезли из-за охотников, отлавливающих их на пролётах сетями. На сувениры и даже для того, чтобы сделать из этих мелких птах паштет. Птицы травятся ядохимикатами, которыми опрысканы поля. Пернатых выгоняют люди, которые меняют пространство вокруг себя.
— Например, прилетали птицы на зимовку на какое-нибудь озеро, — говорит эколог. — И их предки прилетали туда сотни лет. Но однажды птицы вернулись к озеру, а его там нет, потому что люди решили его высушить.
Впрочем, Николай Николаевич не утверждает, что только человек может заставить птиц поменять привычки и отбить желание возвращаться в облюбованные столетия места. Ничто не постоянно, даже природа: солнечные вспышки, цикличность, луна могут изменить птичьи привычки. Например, раньше весна наступала скорее, чем сейчас. Не только у нас в Сибири, на всей планете. По моим наблюдениям, весеннее гнездование птиц происходило на неделю-две раньше, чем в настоящее время. Потому что полюса сдвигаются, климат меняется.
Николай Балацкий не категоричен и в вопросе полного исчезновения некоторых видов с лица Земли. Считает, что в мире всё относительно.
— Что бы мы ни делали, наверное, всё равно мы мало, чем можем помочь видам, которые на грани исчезновения, — объясняет свою точку зрения учёный. — Если вдруг что-то происходит в мире, животных, птиц или растений становится меньше, какой-то вид исчезает, мы иногда ничего не можем с этим поделать. Даже то, что мы заносим вымирающие и редкие виды в Красную книгу, не поможет сохранить этих животных. Если вид исчезает, значит, пришло его время.
Ведь сколько человек извёл и продолжает изводить немилых ему тараканов, но они жили ещё до нас и, скорее всего, нас переживут. Земля так решила и только сама может поменять своё решение, не всё в силах людей. Если природа не спасает своих питомцев, не даёт какому-то виду шанс выжить, то Красная книга тем более ничем не поможет. А иногда может и навредить и даже ускорить процесс исчезновения.
— Увидит человек редкую бабочку, вымирающего жука, птицу, которая занесена в Красную книгу, и норовит изловить на память. Как же, ведь, может быть, он видит её в последний раз! — горько иронизирует Николай Балацкий. — Приколет бабочку в свой альбом для коллекции. И так «благородно» поступят многие. Разве это поможет сохранить исчезающие виды?

Плохая хорошая мама

Лучше, считает эколог, человеку перестать быть эгоистом, поменьше вмешиваться в замыслы природы: не собирать букеты из цветов, которых скоро на Земле не останется, при строительстве дома выделять место и для пернатого населения. И не пренебрегать одними видами, чтобы создать «райские» условия для других. По мнению Николая Балацкого, Красная книга же, наоборот, поощряет разделение всего живого на планете на полезное и вредное. Эколог уверен, что Красная книга отражает субъективное мировосприятие коллектива авторов, которые составляли её. Ведь не заносят в неё холеру, не заносят колорадского жука. Потому что они «достают нас», и вообще, «зачем они нужны».
К голубям и к воробьям мы тоже относимся с некоторым пренебрежением — мы к ним привыкли, они всегда рядом. Мы не слишком их бережём, а ведь эти пичуги нам очень нужны.
— Кого же будем кормить в парках, если их не будет? А если серьёзно, то они нужны природе. Даже, когда нам кажется, что они не очень полезны, мы ошибаемся. Вот, например, нас пугают, что городские птицы переносят заразу. Верно. Но на самом деле это неплохо.
Голуби и воробьи распространяют заболевания, чтобы иммунная система человека работала, не расслаблялась. Ведь делают прививку от кори, от оспы. Когда медицина ещё до этого не дошла, «инъекции» делали нам эти природные санитары, когда «знакомили» наш организм с вирусом.
Николай Балацкий знает о птицах много, но считает, что гораздо больше о них он не знает. В мире ещё очень много неизвестных науке видов, ещё столько загадок хранят крылатые, которые всегда жили рядом с человеком.
— Моя любимая птица — кукушка, — признаётся орнитолог. — Сколько люди про неё говорят и в основном неправду.
Например, Николай Балацкий уверяет, что кукушка на самом деле заботливая мать.
— Плохая кукушка выбросила бы яйца, и дело с концом, — улыбается учёный. — Ведь сколько сил она отдаёт, чтобы найти своим деткам хороших родителей, удобный дом. И, может быть, и наведывается к ним, когда они вылупятся. Так что не слушайте всякие небылицы про них. А вот самих кукушек слушайте. Лучше в двадцатых числах июня, когда они очень активны. В эти дни они вам долгую жизнь накукуют.

Алёна АНИКИНА
«Вечерний Новосибирск», 3 апреля 2010г.



ИСПРАВЛЯЯ ОШИБКИ БЫТИЯ

Вы когда-нибудь задумывались, как часто гибнут птицы? Оказывается, неестественная птичья смерть часто приходится на определённые сезонные периоды. Николай Балацкий, старший научный сотрудник отдела природы Новосибирского государственного краеведческого музея, давно занимается изучением особенностей высокого полёта — он признанный специалист в области изучения птиц. Он рассказал нам о сезонной гибели пернатых, в том числе и в Новосибирске.

Николай БАЛАЦКИЙ:
– Многие горожане в начале осени были свидетелями массовой гибели поползней в центре и на окраинах Новосибирска. Совершенно чистые, в свежем оперении птички лежали на боку или на спине с поджатыми лапками. Увидев такое на улице, можно предположить что угодно, но до истины мы вряд ли дойдём. Вероятнее всего, при эпизодической демографической вспышке какого-либо вида включаются механизмы ограничения его численности через инвазию — вторжение в не характерную для жизни данного вида среду и через пандемию — массовое распространение инфекционного или паразитарного заболевания среди сородичей.

Например, в июне-июле 1965 года в Томске во время гнездования на одном из городских зданий большой птичьей колонии, состоящей более чем из 80 пар ласточек, ежедневно стали находить по два, а то и по четыре трупа ласточек на асфальте. Это относится и к другим птицам, неспособным к полёту. Осмотр погибших пернатых показал, что многие из них были в значительной степени истощены. Некоторые из них страдали расстройством кишечника. В результате бактериологических исследований погибших птиц была выделена бактерия, которая и оказалась причиной гибели почти всей колонии ласточек. Заболевание, вызываемое этой бактерией, в литературе называется тифом домашних птиц, ему подвержены также и залетевшие в городскую среду дикие пернатые. Кроме того, птицы часто инфицируются вирусом орнитоза, от которого обычно страдают чайки, крачки, грачи.

Ежедневно птицы гибнут и по другим причинам. Особенно это заметно в весенне-летний период года, когда Новосибирск населяет более 80 видов птиц. В это время под колёсами автомашин гибнут мелкие воробьинообразные взрослые птицы вместе с их неокрепшими птенцами-слётками. Это домовые и полевые воробьи, белые трясогузки, стрижи, ласточки, а также голуби и слётки многих других видов птиц.

В весеннее время над улицами и проспектами Новосибирска в поисках лёгкой добычи постоянно летают естественные санитары — черноухие коршуны. Залетают в город ястреб-перепелятник и сокол-чеглок. Перепелятник ловит мелких птиц, а чеглок — стрекоз и ласточек.

Сколько разгуливающих кошек в Новосибирске, я не знаю. Но за сибирское лето лишь одна кошка ловит и съедает до сотни пернатых, от синички до голубя.

В весенне-осенний период через городскую среду мигрируют птицы далёкого Севера (подорожник, пуночка), птицы тайги и лесостепи (перепел, чеканы, сверчки, пеночки, коньки, овсянки, вьюрки). Пролётные птицы в городских условиях разбиваются о многочисленные провода, высотные здания, рекламные щиты и стеклянные витражи, особенно в ночное время суток. Также птицы сбиваются автотранспортом и авиатехникой.

В зимние месяцы в город прилетают стайки свиристелей, щуров, снегирей, чечёток, одиночные белые совы. Залётные птицы гибнут от недостатка корма в зимнее время или его токсичности в городских условиях.

Отдельно следует упомянуть о городских свалках мусора. Например, на городской свалке в районе Гусинобродского шоссе сейчас можно увидеть незабываемую картину: несколько тысяч птиц своими криками уверенно заглушают мусороуборочную технику, работающую на свалке. Это серые вороны, грачи, галки, сороки, а также огромное скопление озёрных чаек. Птицы находят здесь гастрономические отходы городского населения, которыми и питаются. Затем они разлетаются по городу и его окрестностям (а чайки посещают реку Обь), разнося на лапках или через свой помёт как птичьи болезни, так и инфекции, опасные для млекопитающих и самого человека. Но в мусорной эре повинны не птицы, а бесхозяйственная деятельность жителей большого города. Природа лишь исправляет чужие ошибки бытия.

Юлия Быкова
«Советская Сибирь» №234 (25852) от 02.12.2008



УЖЕ НЕ ПЕВЧИЕ ПТИЦЫ...

Виталий Николаев — представитель редкой профессии — таксидермист, по-простому, чучельник. Почти полвека он превращает охотничьи трофеи в чучела. На его счету — тысячи самых разных зверей и птиц: крокодилы, ящерицы, ленивцы, кроты, белки, бобры, филины, соколы, попугаи, цапли... Последним экспонатом коллекции стал полярный пингвин.

Он проживает на холодильнике, в комнате-мастерской Виталия Владимировича. Глазки из оргстекла, сердце — из пакли. По соседству с «полярником» зыркает стеклянными глазами метровый филин. В голове проволока, в теле вата. Здесь же к стене прибита пара глухарей, застывших в свадебном танце. Прокрахмаленные, с начищенными до блеска перьями. С верхней полки советской стенки свисает хвост огромного крокодила. Промаринованного в борной кислоте. Словом, не квартира, а зоологический музей. Есть и «хирургическое отделение» — разделочный стол с подсветкой. Вместо подсобки — лоджия, где хранятся мешки с «начинкой», куски оргстекла, скальпели, ножи, мотки проволоки, нитки... Отдельные полки для анатомической литературы.
— Прежде чем начать набивать шкурку, нужно хорошо её просолить и высушить, — начал свой ликбез по таксидермии Николаев. — В черепе вырезать треугольное отверстие, через которое удаляется мозг...

Чучельник продемонстрировал скручивание скелета из проволоки. Взяв плоскогубцы, легко свернул железяку в каральки, образовав на ней пару узелков. Это для хорошей натяжки шкурки, — прокомментировал чучельник. — Для птиц хватает парочки узелков, для зверей — в зависимости от длины туловища. Начинку же создаёшь по образу мясной тушки, на глазок. То есть смотришь на очищенную от кожи тушку и крутишь паклю, чтобы совпало по размеру. Затем плотно наматываешь нитки. Опилками набивать чучела нельзя, — объяснил Николаев, — при высыхании опилки деформируются. А вата слишком плотная, через неё трудно проходит проволока. Вообще, таксидермия — ремесло сложное, требует особого подхода. Это на первый взгляд кажется, что снял шкурку, набил её, вот и чучело. Мне, чтобы стать профессиональным чучельником, потребовалось десять лет. Первая практика прошла в зоомузее СО РАН, затем в московском. Зато сейчас я знаю все тонкости этого ремесла.

Недавним поставщиком экзотических животных стал местный фотограф из Первомайского района. Он зарабатывает на хлеб при помощи животных. Правда, об анатомических особенностях зверьков фотограф знает мало, оттого они у него долго не живут. — Сначала он принёс мне крокодила, которого убил по неосторожности, — рассказывает Николаев, — Ударил его в районе хвоста. Тот в итоге издох и оказался у меня. Затем он принёс мне умершую ящерицу и мёртвого ленивца. Я, конечно, сделал из них чучела, но сказал, чтобы больше он ко мне не обращался. Не люблю людей, которые издеваются над животными. Ленивца он забрал, а крокодила и ящерицу подарил мне в качестве благодарности.

Спящие птицы у таксидермиста повсюду. Попугайчики, канарейки, воробышки. Сидят себе на деревянных жёрдочках, как живые. Разве что не поют. Есть и засушенные цикады, которых Николаев собственноручно поймал и засушил. Пожалуй, в квартире не найдётся ни одного уголочка, где бы не висели, не сидели и не лежали мумии.

Даже сам хозяин по внешнему виду напоминает мумию. Как выяснилось, это почти правда. За годы работы его организм съел мышьяк. — До недавнего времени чучельники «мариновали» трофеи исключительно мышьяком, — вспоминает Виталий Владимирович. — Доставали в аптеке, по особому разрешению. Бывало, принесёшь из аптеки пару килограммов белого яда и варишь из него «маринад». Затем этой смесью пропитываешь черепа и кости животных, чтобы избавиться от запаха плоти. Масок я никогда не надевал, в них слишком неудобно работать. Вот и доработался. В желудке образовалась дыра, пришлось лечь на операцию.

Единственным живым существом в квартире, кроме хозяина, оказался пёс Барли. Мохнатый колли. Из него Виталий Владимирович чучело делать не будет.

Марина КОРНИЛОВА
«Вечерний Новосибирск» № 201 (13931), 19 октября 2006г.


на страницах еженедельника

ЛЯГУШКИ как высший пилотаж

Андрей Макаревич раз и навсегда избавился от угрызений совести по поводу поджаренных на сковороде отбивных, поплавав с аквалангом в морях и океанах. «Посмотрели бы вы, что делается под водой. Все друг друга жрут».

Так-то оно так, но всё равно, глядя на музейные экспонаты в виде чучел животных, не избежать чувства стыда оттого, что человек так по-хозяйски распоряжается «братьями меньшими». Хотя не могу не согласиться с сотрудниками Новосибирского краеведческого музея, что слёзы и сопли тут неуместны, – некоторые чучела старше любого долгожителя-человека. Поэтому в сравнении с пристрастием к охоте многих мужчин, добывающих птицу и зверя из азарта, музейные ценности, наполненные опилками, выглядят почти невинно. «Мы им, если хотите, продлеваем жизнь, – говорит Николай Балацкий, старший научный сотрудник музея. – Лось в природе живёт 25 лет, а нашей лосихе — пятьдесят. Тем более что многие экспонаты — это погибшие отнюдь не от руки человека животные».

Пути попадания животных на витрину или в фонд музея могут быть разными. Это может быть и плановая добыча, а может быть и какой-нибудь маленький медвежонок, погибший в питомнике от воспаления лёгких. Зимой много птиц гибнет от холода - таких, как правило, приносит к сотрудникам музея население. Иногда же случаются совсем необычные истории. Раз таксидермист музея – так называют чучельника – Виталий Николаев стоял на остановке и увидел, как стриж упал на дорогу, попав ещё и под колёса транспорта. От несчастной птицы остались практически одни перья, которые чучельник забрал (можно себе представить лица других ожидающих автобуса граждан), принёс в мастерскую и заново собрал стрижа.

Профессия таксидермиста редкая, требует мастерства. Высший пилотаж – лягушки, рыбы – кожица у них тонкая, как бумажка, а надо сделать так, чтобы пресмыкающиеся и fish не были похожи на пластмассовые игрушки. Кроме того, приходится знать не только технологические тонкости, но и быть творцом. Если просто набить опилками (паклей, ватой, стружками – чем крупнее животное, тем грубее материал), то бывшее животное или птица будут выглядеть как истуканы. Важно придать им ощущение движения, причём с теми же повадками, характерными позами, которые свойственны виду. Поэтому таксидермисты бывают, как правило, хорошими знатоками живой (в буквальном смысле) природы.

Самый страшный зверь в лесу, как известно, человек, а в музеях, где хранятся чучела, – моль и личинки кожееда. «Этот процесс – как пожар: если запустить, контролю не поддаётся, – объясняет Николай Балацкий. – Есть музеи, где чучела в очень плохом состоянии. Поэтому одна из задач хранения – следить за тем, чтобы не завелись насекомые». Николай Николаевич демонстрирует аэрозоль, которым спасают экспонаты, и советует в хозяйстве: «Этот хороший. А нафталин не помогает, да и запах у него...» Снаружи чучела могут обрабатывать и брутальным дихлофосом, а вот изнутри шкура ещё при изготовлении чучела обрабатывается ядохимикатами – от кожееда.

В музее есть экспонаты, оставшиеся с позапрошлого века, – им больше ста лет. В основном это птицы. Но нет предела совершенству: такие хрупкие существа, как бабочки, могут иметь очень долгую жизнь после смерти – доказательство тому знаменитая коллекция гуру энтомологии Карла Линнея: его бабочкам, сохранившим даже цвет, 300 лет...

Каждое чучело (фонд по разделу «Природа НСО» насчитывает свыше 10 тысяч предметов, в том числе коллекции не только птиц и животных, но и палеонтологическую, ботаническую и пр.) сопровождается этикеткой – пол, возраст, где, когда добыто и кем. Тут тайн никаких нет. А если хочется чего-то таинственного, то сотрудники музея советуют прогуляться по залам с волками, лосихой, медведями и совами ночью. Если, конечно, не боитесь...

Анжелина Дерябина,
«Молодость Сибири» № 41, 2005

Зубы мамонта НА ПОЛКЕ

Когда я держала в руках зуб мамонта, похожий на тяжёлый слоистый камень, я постаралась этот момент прочувствовать. Ведь этот предмет преодолел не одно тысячелетие, был погребён в пластах времени, а когда-то являлся частью дикого, совсем другого мира.

Но, видно, недостаток воображения помешал подкоситься ногам. Не то чтобы я думала: "ну зуб, ну мамонта", а просто не ожидала, что это будет так прозаично, так буднично. Но чувства мои были совсем иными, когда мне показали... гору мамонтовых зубов, штабеля огромных, похожих на куски стволов деревьев, костей безвозвратно вымерших животных.


Кто может сравниться с Матильдой моей?

Подержать зуб мне дали в краеведческом музее. Сказали, что могу не опасаться, - он соответствующим образом обработан и не таит в себе опасности какой-нибудь заразы. Вообще, зубов мамонтов в нашем музее не то чтобы не считают, но коллекция эта очень большая - в отличие, например, от коллекций музеев европейской части, где находят зубы этих млекопитающих крайне редко. Так что вышеописанный склад костей не паранойя, а самый натуральный фонд музея. Там за цветастыми занавесками на полках и лежат сокровища, откопанные и учёными-археологами, и работягами, прокладывающими кабеля... .

Нашу Матильду - самку мамонта, точнее, её скелет, стоящий в экспозиции новосибирского музея, тоже нашли не учёные, а мальчишки. Летом 1939 года ребятишки Коченёвского района в 60 километрах от Новосибирска, купаясь в речке Оёш, наткнулись на торчащий "корень". Потянули - и вытащили бивень. В этом месте стали вести раскопки и нашли целое животное. Ему не хватало только нескольких рёбер и отдельных элементов стопы (всего костей было найдено 123). Поэтому наша Матильда - экземпляр редкий: как правило, выставленные в музеях мира скелеты мамонтов - сборные, состоят из костей разных особей. Во всём остальном Матильда соответствует стандартам. Высота скелета - 2 м 15 см, и прожила она лет семьдесят (средняя продолжительность мамонтов была 80 лет). Для самки рост у неё нормальный, самцы же гораздо крупнее - 3,5-4,5 м, некоторые экземпляры достигают пяти метров.

Почти сразу собранный на металлических креплениях скелет мамонта выставили в краеведческом музее - тогда он находился в здании на пересечении Свердлова и Красного проспекта. С началом Великой Отечественной войны скелет опять разобрали по костачкам. Он хранился в ящиках, как и другие экспонаты музея, в подвале оперного театра, вместе, в частности, с коллекцией Эрмитажа. В 1948 году Матильду достали на свет божий и собрали опять.

Совет один - копайте!

Последние мамонты вымерли 8-12 тысяч лет назад, однако какой бы они ни были ценностью для современности, в музее есть и более древние палеонтологические находки. Например, трилобиты - членистоногие, первые из которых населяли Землю 550 миллионов лет назад. Вообще, это такая редкость, что и в музее их раз-два и обчёлся. Научный сотрудник музея Валентина Крещик с невероятным трепетом достала из бумаги-кальки "окаменелость", а попросту настоящий камень, в котором, как выгравированный, лежал трилобит. Такого запросто можно носить как украшение-кулон - настолько идеальна его форма. Впрочем, на выставке этого трилобитика вам не увидеть - в экспозиции его нет, потому как это подарок конкретного человека коллеге-палеонтологу. Если хотите заиметь что-то в этом роде, совет один - копайте. Вот и огромный позвонок неизвестного морского животного тоже выставленный в музее, нашли обычные школьники на стройке Челюскинского жилмассива в 1991 году. Так что надежда есть.

Анжелина Дерябина,
«Молодость Сибири» № 40, 2005


СИБИРСКИЙ ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ ВЕСТНИК

Краеведческий музей как центр экологического просвещения

Энтузиазм работников музеев (столь знакомый и понятный участникам экологического движения) – это, то на чём и держатся сейчас музеи по всей России. Экспедиции за свой счёт, работа в выходные, новые стенды и витрины практически из ничего – вам это ничего не напоминает? Люди из отделов природы в краеведческих музеях – это первейшие единомышленники «общественных» экологов. Не избалованные милостью государства, они бескорыстно и увлечённо делятся с посетителями своей любовью к природе и знаниями. Краеведческий музей существует в Новосибирске с 1920 года. В настоящее время он размещается в двух зданиях: на Красном проспекте, 23 находится историческая экспозиция, а на Вокзальной магистрали, 11 – природоведческая. Природоведческая экспозиция Новосибирского областного краеведческого музея знакомит посетителей с геологической историей области, её полезными ископаемыми, рельефом, климатом, почвами, водами, растительным и животным миром.

Площадь музея достаточно велика, экспозиции и выставки занимают несколько залов, в которых есть, как говорится, что посмотреть. Интересна палеонтологическая коллекция, главной достопримечательностью которой является скелет самки мамонта, найденный в 1939 г. в Коченёвском районе, показаны в музее кости и других млекопитающих ледникового периода, а также разнообразные окаменелости. Из современных животных хорошо представлены птицы, прежде всего околоводные, которыми так богат наш озёрный край. Привлекает внимание также коллекция хищных птиц, куриных, дятлов. В залах музея можно увидеть большинство млекопитающих области, начиная от самого маленького – бурозубки крошечной, кончая медведем и лосем. Не последнее место занимают в экспозиции беспозвоночные животные. Среди них не только местные, но и экзотические, например, морские моллюски, ракообразные, иглокожие. К экзотике можно также отнести и достаточно обширную коллекцию полудрагоценных камней, аквариумную выставку с тропическими рыбами.

Звери и птицы представлены в музее в виде чучел и размещены, как правило, в биогруппах, воссоздающих естественную среду их обитания. Беспозвоночные показаны в форме систематических коллекций. Много информации дано на стендах – тексты, рисунки, схемы, фотографии.

Основная форма просветительной работы в музее – это проведение экскурсий по экспозиции. Тематика экскурсий такова: «Природа Новосибирской области», «Птицы нашего края», «Удивительный мир насекомых», «Рельеф, климат, почвы, воды нашей области», «Сезонные явления в природе», «Геология и полезные ископаемые НСО», «Чарующий мир камня», «Путешествие в мир металлов», «Вымершие животные края», «Экологические проблемы города и области», «Аквариум». Наиболее популярная тема – «Природа Новосибирской области», именно её чаще всего заказывают.

Наши экскурсанты – это, в основном, школьники 1–5 классов. Часто бывают группы учащихся техникумов. Экскурсии могут проводиться не только для больших групп (20–30 человек), но и для семьи или даже для отдельных посетителей, если они того пожелают. Заявки на проведение экскурсии делают обычно заранее, по телефону. Нужно отметить, что для групп, состоящих из младших школьников, природоведческая экспозиция музея часто более привлекательна, чем историческая. Это не удивительно, ведь птички, зверьки, бабочки детям понятнее, чем хитросплетения исторических эпох, которыми начинают интересоваться в более старшем возрасте.

Одна из форм просветительной работы – это экскурсия на открытом воздухе. В музее разработана тема «Зеленый наряд города» – рассказ о парках, скверах Новосибирска, об истории озеленения города, о жизни деревьев и кустарников, об их значении для экосистемы города. Экскурсия проводится в тёплый период года в Сквере героев революции, Нарымском сквере или Центральном парке. Попутно идёт рассказ о других наших соседях – травах, птицах, насекомых, которых тоже можно встретить в парке.

Научные сотрудники музея стараются творчески подходить к проведению экскурсий, заинтересовать посетителей. Для маленьких детей в экскурсию включаются занимательные истории или даже сказки. Для ребят постарше – поучительные рассказы, интересные случаи из практики натуралиста; взрослые предпочитают чётко и доступно изложенный, фактический материал. Все, независимо от возраста, любят юмор, без которого экскурсия получается пресноватой.

Отдалённые школы, детские дома, которым трудно организовать поездку в музей, заказывают выездные лекции. Сотрудники музея приезжают к ним с наглядными пособиями – фотографиями, чучелами птиц и зверьков, с коллекциями насекомых и минералов, показывают слайды или видеофильмы. Лекции с показом слайдов и видеофильмов проводятся и в стенах музея, для этого есть специально оборудованный зал. Тематика лекций во многом повторяет экскурсионный цикл – «Природа нашего края», «Удивительный мир насекомых», «Птицы НСО», «Млекопитающие НСО», «Экологические проблемы города и области», «Чарующий мир камня», но есть и чисто лекционные темы: «Растения – наши друзья», «Осторожно, клещ!», «Наши соседи (птицы и звери в городе)».

Ещё несколько лет назад в просветительной работе музея широко практиковался показ слайдпрограмм, но теперь слайды отходят на второй план. Во-первых, в настоящее время изготовление слайдов стало слишком дорогостоящим, во-вторых, организация показа слайдов в условиях выездных лекций – дело весьма хлопотное: нужен экран, затемнение, установка проектора. И, наконец, главное – на смену слайдам пришло видео.

Просветительские возможности видео очень велики. Возможность монтажа, наложения разнообразного звукового сопровождения, показ объектов природы как в динамике, так и в статике (стоп-кадр, пересъёмка на видео слайдов и фотографий из книг), удобство пользования видеоматериалами – всё это представляет небывалые ранее возможности для научно-просветительной работы.

Ещё два года назад сотрудниками музея был задуман цикл видеофильмов «Природа Новосибирской области». Цикл состоит из 20 фильмов, длительность каждого примерно 30 минут. Тематика фильмов включает в себя всё разнообразие проявлений местной природы - геология области, её климат, воды, почвы, природные зоны, фенология, растительный и животный мир. К сожалению, задуманное пока не осуществилось из-за отсутствия денежных средств. Предполагается, что фильмы будут демонстрироваться в музее, на выездных лекциях в школах. Кроме учебных фильмов можно снимать видеоконкурсы, видеоигры экологической тематики. Интересен был бы цикл фильмов-сказок «Экология для малышей», рассчитанный на детский сад и начальную школу, в котором можно использовать элементы кукольного театра, актерской игры. Для ознакомления с музеем жителей отдалённых районов города и области коллекции планируется представить в форме «Видеомузея», т. е. обзорной экскурсии по экспозиции, запечатлённой на плёнку.

Предполагается создание музейной видеотеки, куда войдут различные фильмы экологической тематики. Будут приобретаться готовые фильмы, создаваться своими силами новые. В настоящее время музей располагает несколькими небольшими фильмами о птицах, снятыми одним из сотрудников музея личной видеокамерой, а также природоохранным фильмом «Источник жизни», предоставленным музею общественным комитетом «Спасение Оби», но этого, конечно, мало. Ясно, что для создания качественных фильмов требуется соответствующая техника, а на её приобретение – средства, которых пока нет. Остаются лишь идеи, планы и надежды на лучшее будущее.

Ещё одна важная форма просветительной работы в музее – это проведение музейных мероприятий. Для участия в мероприятиях приглашаются, как правило, учащиеся близлежащих школ. В музее сложилась традиция проведения мероприятий, приуроченных к определённым периодам года: в марте, например, проводится «День птиц», в мае «Здравствуй, музей!» (к международному Дню музеев), в июне - экологическое мероприятие «Земля – наш общий дом», в сентябре – «Неделя знаний», в ноябре – «Здравствуй, зима!».

Помимо календарных, есть мероприятия, которые могут проводиться в любое время года, по заявкам преподавателей, например, мероприятие в экспозиции «Вопрос-ответ», во время которого школьники, проходя по экспозиции, задают вопросы научным сотрудникам. За самые интересные вопросы даются призы. Мероприятие-игра «Кто это? Угадай!» заключается в том, что детям нужно по загадкам, обрывкам фраз, ключевым словам ведущего найти в том или ином зале музея соответствующее животное. Затем научный сотрудник рассказывает об этом животном более подробно. В ходе игры определяются победители.

Пользуется популярностью у школьников и их преподавателей мероприятие с длинным названием «Занимательный поход юных натуралистов по залам краеведческого музея». Школьникам 3–5 класса находящимся в музее, предлагается представить, что они отправились в поход по нашей области. В соответствующих местах экспозиции им ставятся различные вопросы и задачи. За правильные ответы и решения командам начисляются очки. У конкурса-игры есть определённый сюжет, антураж. Ведущие одеты в костюмы путешественников, один из них серьёзный, он изображает учёного, «Знайку», другой – комический персонаж, глупый, но весёлый «Незнайка», строящий из себя учёного-натуралиста. Некоторые небольшие предметы, необходимые по ходу игры (камни, растения, засушенные насекомые, компас и т. п.), заранее спрятаны в укромных уголках экспозиции и извлекаются оттуда по мере надобности, как будто их случайно нашли во время похода. В конце подводятся итоги конкурса-игры, победители награждаются небольшими памятными призами. Прямо в музее разводится «прощальный костёр» – поджигается несколько хвойных веточек, смолистый дымок напоминает о настоящих походах и приключениях – детям это очень нравится.

Разумеется, что через все мероприятия, экскурсии, лекции, проводимые сотрудниками музея, красной нитью проходит тема экологии и охраны природы. Говорится о ранимости экосистем, о необходимости бережного и вдумчивого отношения к ним, о том, что каждый человек при желании может внести свой, пусть и небольшой, вклад в дело сохранения естественной природы. Иногда посетители (обычно это «серьёзные» девочки 10–12 лет) жалеют птичек, бабочек, которых видят в экспозиционных залах, даже обвиняют сотрудников музея в жестокости, в причинении вреда природе. Это звучит наивно и трогательно. Особенно жалеют медвежонка – «Зачем убили?», поэтому экскурсоводы, обычно сразу же, не дожидаясь упрёков, рассказывают историю о том, как этот медвежонок жил в зоопарке, а потом умер от воспаления лёгких. Приходится объяснять, что бабочки, вообще-то, живут совсем недолго, вскоре после откладки яиц погибают, у наколотых на иголки насекомых, «детки сиротами не остаются»; что животные попадают в музей разными путями: птичек, например, часто находят замёрзшими зимой, зверей – сбитыми машиной на лесной дороге; что на самом деле, настоящий, непоправимый вред природе наносит не сбор коллекций, а хозяйственная деятельность человека.

Конечно, показ животных в виде чучел уже, возможно, устаревает. Чучела, влажные препараты вызывают нарекания и с этической, и с эстетической точки зрения. Наверное в будущем появятся другие формы природоведческих экспозиций, более информативные, оснащенные сложной демонстрационной техникой, но пока, по крайней мере, в условиях нашего музея, чучела, коллекции насекомых дают наиболее объективное представление о животных, наиболее подходят для экспонирования.

Часто посетители желают приобрести что-либо на память о музее. Издание музейных брошюр, буклетов, информационных листков – тоже часть научно-просветительной работы. К сожалению, и тут очень многое зависит от денег. Цветные буклеты на лощёной бумаге музею не по средствам, но есть компьютер с принтером, черно-белый ксерокс, а это уже что-то. Как говорится, лучше так, чем никак. В настоящее время на кассе музея можно приобрести краткий географический очерк на английском языке «Природа Новосибирской области», рассчитанный преимущественно на иностранных посетителей, готовится аналогичный русский вариант. Преподавателям, студентам, любителям природы, возможно был бы интересен «Каталог позвоночных животных Новосибирской области», который также готовится сейчас сотрудниками музея. В будущем предполагается издавать различный информационный материал, рассчитанный на все группы посетителей: преподавателей, школьников различных возрастов, иностранцев, семейные группы.

Иногда посетители музея обращаются к научным сотрудникам с просьбой дать информацию о том или ином животном, растении, камне, просят определить их. Часто приносят останки древних животных – зубы мамонтов, различные кости, обычно не имеющие особой ценности. Одни передают их в дар музею, другие просто хотят узнать что это такое, третьи предлагают что-нибудь вроде – «Купите за миллион!». Задача научного сотрудника – определить, рассказать, объяснить. Консультации – это одна из разновидностей просветительной работы с населением.

Бывает, что сотрудники музея выступают по радио, телевидению, в периодической печати. Использование средств массовой информации – это эффективная, «широкозахватная» форма просветительной работы, однако, по разным причинам выступления и научно-популярные публикации получаются не так регулярно, как хотелось бы.

В деле просветительной работы музей плодотворно сотрудничает с другими организациями. Муниципальный детский клуб «Эврика» имеет свой уголок в экспозиции музея. С этим клубом, а также с общественным комитетом «Чистая Обь» регулярно проводятся совместные мероприятия. Поддерживается связь с Областным комитетом охраны окружающей среды и природных ресурсов, с Экоклубом НГУ. Особо тесное сотрудничество сложилось у музея с зооцентром «Наутилус», который, арендуя помещения музея, содержит аквариумную выставку, оказывает большую помощь в оборудовании экспозиции. В будущем, совместно с «Наутилусом» планируются различные познавательные программы и мероприятия, связанные с популяризацией аквариумистики, комнатного цветоводства. Знакомство посетителей с экзотической природой позволяет лучше понять свою, местную. Как известно, всё познается в сравнении.

А.Л. Мугако
«Сибирский экологический вестник» № 11-12, июль 1998 г.



ЮНЫЙ КРАЕВЕД

Почти каждый выходной Коля Балацкий выезжает за город – в лес: посмотреть, послушать природу, подышать свежим воздухом. Но главное – встретиться со старыми знакомыми – птицами. Любовь к пернатым пришла к парнишке в шестом классе, когда однажды весной в берёзовой роще он увидел колонию дроздов. Гнёзда были всюду: на деревьях, кустах, в траве. Тогда мальчик сделал первый снимок и первую запись в блокноте…

Весной прошлого года Коля приметил, что в старом вороньем гнезде поселилась пара ушастых сов. Правда, наблюдать за ними приходилось только в выходные дни – среди недели нельзя было пропускать занятия в школе. Но и редкие наблюдения приносили много интересного, открывали мир нового, неизведанного.

Во время кладки яиц совы очень боязливы. При появлении человека сова «бегает» в гнезде и улетает. Сколько сообразительности и осторожности потребовалось Коле, чтобы незаметно подбираться к гнезду и часами, затаив дыхание, наблюдать за совой, вести записи, фотографировать. Особенно трудно пришлось, когда в гнезде появились совята. В это время совы-родители очень агрессивны. Стоило подойти к гнезду, как они, резко щёлкая клювами, бросались навстречу.

Большую помощь юному краеведу оказал сотрудник Новосибирского краеведческого музея Михаил Михайлович Зоркий. Его беседы о том, как изучать повадки птиц, фиксировать их прилёт, устройство гнёзд, начало и окончание кладки, выведение птенцов, заботы о потомстве, ещё больше увлекли парня…

Коля достаёт одну за другой большие и маленькие картонные коробки, в которых размещены коллекции яиц всевозможных пернатых. Показывает чучела птиц, белки. И каждый вид обозначен номером, на него заведена карточка, где записаны данные наблюдений. На всё это уходит уйма времени, - рассказывает Коля, - даже в школе по физике немного отстал, сейчас приходится навёрстывать, ребята в классе помогают…

Он открыл большую плоскую коробку, в которой оказались сотни разнообразных бабочек. Вот этих, - показывает юннат, - я вывел сам. Осенью в лесу собрал несколько взрослых гусениц ночной бабочки, чтобы вести наблюдения за их развитием. В аквариум насыпал песку и поместил в него гусениц. Кормил их берёзовыми, осиновыми листьями, иголками сосны, разными травами. К зиме гусеницы зарылись в песок, а весной куколки начали лопаться, и из них стали выходить бабочки. Без крыльев, мокрые, беспомощные, они ползли по стенке аквариума вверх. За какие-то полчаса-час у них отрастали крылья, и бабочки готовы были лететь…

За последние два года во время летних каникул ученик школы № 110 Николай Балацкий побывал в экспедициях Биологического института СО АН СССР на озере Чаны и в Хакассии. В каждой поездке научные сотрудники зоологи Олег Викторович и Нина Петровна Григорьевы и энтомолог Юрий Петрович Коршунов помогали ему обогатить знания. Особенно примечательным был минувший год. Из экспедиции Николай привёз для краеведческого и школьного музеев коллекции насекомых, жуков, бабочек, около 15 чучел птиц. Выполнил много фотографий. Подготовил интересные записи наблюдений за гнездованием птиц в разные периоды. Записал на магнитную ленту более двух десятков голосов разных птиц: коноплянки, зяблика, кукушки, чечевицы и других. Зоология и особенно орнитология, - признаётся Николай, - это моё призвание. Мечтаю, окончив школу, поступить в Томский университет на биологический факультет.

На снимке: любимому увлечению Николай Балацкий посвящает всё свободное время.

А. КИСЕЛЁВ.
«Вечерний Новосибирск» № 89 (4339), 15 апреля 1972г.